Московская область        07 января 2013        68         0

Село Ярополец — родовое гнездо Чернышевых и Гончаровых

Подмосковье – настоящая сокровищница интересных, разнообразных и великолепных культурно-исторических памятников. Без древних монастырей и крепостей, нарядных усадеб, разнообразных по стилю храмов нельзя представить пейзаж Подмосковья.

Ярополец — бывшее село Ярополча (Ерополчь), село в Московской области, в 18 км от Волоколамска. Оно включает 2 усадебных ансамбля, сложившихся во 2-й пол. 18 в. и известных как Ярополец Гончаровых и Ярополец Чернышёвых, а также одну из первых электростанций, построенных в России — Ярополецкая ГЭС.

Ярополец впервые упоминается в летописи в 1135 году. На правом берегу Ламы в те годы был создан укрепленный пункт князя Ярополка Владимировича — сына Владимира Мономаха. Он в ту пору владел Ростовом и Суздалем и  вел борьбу с Новгородом, используя Волоко-Ламский путь.

По одной из версий, название села произошло от имени Ярополк.

По другой версии  Ярополец создан новгородцами и входил в Новгородское княжество. Само название старинное. Народное придание производит его от «ярого поля», в  древности  отведенного для содержания псарни московских царей. Село долго принадлежало Иосифо-Волоцкому монастырю. Затем его выкупил царь Иван Грозный и Ярополец стал царским селом, любимым местом охоты царей.

Также сохранилось упоминание, что здесь любил бывать  царь Алексей Михайлович («Тишайший»).

В 1684 году село Ярополец  вместе с окружающими деревнями (всего около 1 тыс. дворов) было пожаловано царицей Софьей украинскому гетману Петру Дорофеевечу Дорошенко (1627 — 1698 гг.).

Будучи реестровым казаком, Дорошенко выдвинулся в ряды казацкой старшины во время освободительной войны украинского народа 1648 — 1654 годов против Речи Посполитой. Был при правлении гетманов Богдана Хмельницкого и Ивана Выговского прилучким и позднее черкасским  полковником. В 1665 году был избран гетманом Правобережной Украины.  Сопротивлявшийся присоединению Правобережья к России гетман был разбит русскими войсками и отказался от своего поста в пользу левобережного гетмана  — сторонника России. Осенью 1676 года, лишившись поддержки казачества, гетман Дорошенко капитулировал перед войсками под командованием Ромодановского, сдался и принёс присягу. В 1677 году он был отправлен в Москву и более уже не вернулся на родину. В 1679 году он был назначен московским правительством воеводой в Вятку (1679—1682). Три года спустя получил село Ярополец под Москвой (Волоколамского уезда Московской губернии), где и умер в 1698 году.

Когда гетман умер, его сыновья – Александр, Алексей и Петр были малолетними, и усадьба находилась в ведении Московского судного приказа. В 1712 старший сын Александр «бил челом» за себя и за братьев, чтобы им вернули Ярополец, и в этом же году просьба их была удовлетворена.

Александр взял юго-западную часть вотчины, средний сын Алексей учился за границей и не участвовал в разделе, а младший, Петр, получил северо-восточную часть села, однако он ее продает в 1717 году графу Григорию Петровичу Чернышеву.

Усадьба Чернышевых

Как уже упоминалось выше, вторая часть ярополецкой вотчины Дорошенко была продана денщику Григорию Чернышеву. Настоящая его фамилия — Чернецкий (польское происхождение). В молодости он был денщиком царя Петра I, служил добросовестно и стал графом, сменив фамилию.

Его женой была графиня Авдотья (Евдокия) Ивановна Чернышёва, урождённая Ржевская, генеральша, по прозвищу «Авдотья бой-баба», данному ей Петром I.

Считается, что именно с нее Пушкин писал образ старухи-графини в «Пиковой даме». По слухам, Голицына была знакома с великим оккультистом — графом де Сен-Жерменом, поведавшим ей секрет трех выигрышных карт! (Но об этом следующая статья). У них было три сына Петр, Захар и Иван. Три видных политических деятеля времен правления Екатерины II.

Захар Григорьевич, генерал-фельдмаршал, известный полководец, елизаветинский генерал, участвовавший в победоносном сражении русских войск с Фридрихом II в 1760 году бравший Берлин.

Один из приближенных Екатерины II, деятельный президент военной коллегии в чине генерал-фельдмаршала, бывший наместник Белоруссии, а затем московский генерал-губернатор —  З. Г. Чернышев создал в своей  части Яропольца родовое майоратное имение. Ему приписывают основание дворцово-паркового ансамбля.

В 1766 году генерал начал межевание земель, а двумя годами позже развернул строительство дома. Замысел отставного вельможи З.Г. Чернышева поражал своей масштабностью. В центре архитектурной композиции усадьбы стоял дворец (в 1788 году дополненный вторым этажом и оригинальными башнями с винтовыми лестницами), отстроенный в стиле раннего классицизма с элементами французского рококо. Над созданием «Версаля» трудились архитекторы Баженов, Казаков и их ученики. Большой дворец с изысканным и нарядным убранством в стиле рококо соединялся с двумя каре хозяйственных построек. За дворцом был обширный парк, когда-то украшенный многочисленными павильонами: «Храм Дружбы», баня в помпейском стиле, «Мечеть» — один из немногих в Подмосковье примеров так называемой «туретчины». Перед дворцом замечательной красоты чугунные ворота с ажурной решеткой и, опять, «готическими» башнями. Напротив, через дорогу, высится огромный своеобразный храм, состоящий как бы из двух церквей, соединенных общим притвором с портиком посредине. С востока апсида алтаря, с запада — усыпальница фельдмаршала. Первоначально здесь должен был разместиться театр, но после смерти графа Чернышева его жена перестроила сооружение в храм.

В 1775 году в связи с чествованием победы русского оружия в войне с Турцией (1768 — 1774), завершившейся заключением Кучук-Кайнарджийского мира, подмосковную резиденцию З.Г. Чернышева посетила Екатерина II. В память о визите императрицы в центре парка был поставлен обелиск.

Эту эпоху можно считать периодом рассвета рода Чернышевых и их фамильной усадьбы. Однако вскоре мужская линия известной фамилии обрывается.

Единственный сын Ивана Григорьевича, Григорий Иванович (умер в 1830 году), обер-шенк, имел единственного сына Захара Григорьевича, который за участие в восстании 1825 года был сослан в Сибирь.

В Сибири же окончила свой жизненный путь старшая дочь  Александра, жена декабриста Никиты Муравьева. После поражения восстания на Сенатской площади она одна из первых последовала за мужем в Сибирь. Это ей вручил А.С. Пушкин свое послание к декабристам «Во глубине сибирских руд».

Старшая из оставшихся дочерей Софья была замужем за тайным советником Иваном Гавриловичем Кругликовым, унаследовавшим, на основании указа 1832 года, Чернышевский майорат, с именем, гербом и титулом графа Чернышева, и сделавшимся родоначальником рода графов Чернышевых-Кругликовых.

Фамильным имением родственники Чернышева владели до 1917 года. С приходом большевиков к власти, усадьба Чернышевых стала использоваться как сельская больница, а затем как санаторий им. Павлика Морозова. В 1941 году Ярополец был оккупирован фашистами. Тогда усадьба Чернышевых быстро утратила свой прежний лоск и совершенство русского Версаля. Некогда прекрасные пышные оранжереи, Храм и дворец запустели, превратившись в графские развалины именитого рода Чернышевых. Это печальное словосочетание прославило усадьбу его плачевным состоянием.

В 1953 году здесь был снят советский фильм «Графские Развалины». Мог ли представить отставной фельдмаршал, какая судьба уготована его родовому гнезду, ставшему для него впоследствии местом обретения вечного покоя?

Усадьба Гончаровых

Южная часть Яропольца находилась во владении Александра Петровича Дорошенко, сына гетмана, до середины восемнадцатого века. После смерти Александра Петровича Дорошенко, усадьба по наследству перешла к его дочери – Екатерине Александровне. Екатерина вышла замуж за Александра Артемьевича Загряжского – представителя старинного дворянского рода. В гербовнике того времени   писали, что «…служили наместниками, воеводами, посланниками и в иных чинах и жалованы были от государей в 1500 и других годах поместьями».

Александр Артемьевич Загряжский  владел усадьбой до 70-х годов восемнадцатого столетия. Облик усадьбы складывался именно в это время – в середине восемнадцатого века.

Около усадебного дома возведена каменная церковь Иоанна Предтечи (1751-1755-е гг.), стоящая при въезде на парадный двор. Другое название церкви – церковь Екатерины Великомученницы. Иногда церковь также называют Предтеченской, Иоанновской (Ивановской) или Рождественской. Именно в этой церкви в 1785 году была крещена Н.И. Загряжская (в замужестве Гончарова) – теща А.С. Пушкина. К храму, и далее на парадный двор ведут боковые въездные ворота. Необычна форма ворот – они выполнены в виде крепостных башен с зубцами.

К сожалению, до нашего времени от всей кирпичной ограды, ранее окружавшей весь усадебный комплекс, сохранилась только южная стена. Парадный двор имения образован усадебным домом, соединённым переходами с флигелями. По периметру двора, полукругом, расположены хозяйственные постройки.

Создателем изысканной архитектуры усадебного ансамбля усадьбы Гончаровых принято считать известного архитектора второй половины XVIII в. И.В. Еготова.

В 1786 году во владение усадьбой вступает один из сыновей Александра Артемьевича Загряжского — Борис. Борис Александрович Загряжский известен как волоколамский уездный предводитель дворянства, имевший чин генерал-майора. Он завершает капитальную застройку усадьбы, начатую еще его отцом в конце 70-х годов восемнадцатого века.

Еще один сын Александра Артемьевича Загряжского – Иван Александрович, «молодой, блестящий гвардеец», дослужившийся до чина генерала-лейтенанта, женился повторно на красавице Ульрики (полу-немки-полуфранцуженки), которую И.А.Загряжский вывез из Прибалтики. 22 октября 1785 года, в усадьбе Ярополец, у его второй жены родилась дочь Наталья – будущая теща Александра Сергеевича Пушкина.

В январе 1807 года Наталия Ивановна Загряжская вышла замуж за Николая Афанасьевича Гончарова (1787 — 1861). В декабре того же года умер ее отец Иван Александрович Загряжский.

Спустя пять лет, 27 августа 1812 года, у Наталии Ивановны и Николая Афанасьевича родилась дочь Наталия — будущая супруга Пушкина.

Счастье было недолгим. Начиная с 1814 года, у Николая Афанасьевича Гончарова появляются первые признаки умственного расстройства, а в 1823 году его поражает острый припадок полного умопомешательства, неизлечимого до конца его дней. Хозяйкой усадьбы остается Н.И. Гончарова с тремя сыновьями и тремя дочерьми, среди которых одиннадцатилетняя Наталия. Начиная с 1821 года, получив по разделу имений, Ярополецкую усадьбу, Наталия Ивановна становится ее распорядительницей и проводит в ней с детьми каждое лето. Сохранились письма, в которых она искренне признается в том, что усадьба ей очень нравится. Однако, имущественные дела Гончаровых в это время были весьма неблагополучны. В 1832 году, после смерти Афанасия Николаевича — отца Николая Афанасьевича, обнаружились огромные долги — более миллиона рублей. Эти долги вместе с майоратным наследством должны было перейти к сыну – безнадежно больному Николаю Афанасьевичу. В связи с состоянием здоровья наследника, в ноябре 1832 года опекунство над Н. А. Гончаровым было поручено его старшему брату.

В 1833 и 1834 годах в усадьбу приезжал Александр Сергеевич Пушкин. Он приезжал сюда к матери своей жены – Наталье Ивановне Гончаровой. Сама же Наталия Гончарова регулярно навещала мать в усадьбе с детьми.

По словам поэта, усадьба уже в то время клонилась к упадку. Вот цитата из письма Александра Сергеевича к супруге: «В Ярополиц приехал в середу поздно. Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше… Ей очень хотелось бы, чтоб ты будущее лето провела у нее.

Она живет очень тихо и уединенно в своем разоренном дворце и разводит огороды над прахом твоего прадедушки, Дорошенки, к которому я ходил на поклонение. Сем. Фед., с которым мы большие приятели, водил меня на его гробницу и показывал мне прочие достопримечательности Яропольца…»

Летом 1848 года Наталия Ивановна Гончарова приехала в Иосифо-Волоколамский монастырь «на богомолье». Это случилось 1 августа 1848 года. Однако не прошло и дня, как «2 числа там занемогла и 2 числа скончалась». 4 августа Наталия Ивановна Гончарова была похоронена в Иосифо-Волоцком монастыре «по христианскому православному чинопочитанию». Новый раздел имения Гончаровых произошел между наследниками 30 апреля 1852 года. С 80-х годов девятнадцатого века владельцем имения стал сын И. Н. Гончарова, Николай Иванович, а после его смерти до Октябрьской революции в усадьбе жила его вдова — Елена Борисовна Гончарова, урожденная княгиня Мещерская.

Усадьба построена в стиле русской классической архитектуры. Главный усадебный дом построен из красного кирпича и украшен лепными деталями.

У парадного входа возвышаются белые колонны. Дом-дворец был обнесен кирпичной стеной, от которой сейчас осталась только фронтальная часть с железными воротами и высокими башнями по бокам. Главные въездные ворота усадьбы в стилистике псевдоготики имеют форму крепостных башен с бойницами. Башни имеют форму шахматных ладей, увенчанных зубцами. Усадьба Гончаровых изобиловала постройками в стиле средневекового зодчества, некоторые из них, так же как и большая часть декоративной кирпичной ограды окружавшей усадьбу, были уничтожены. Среди утраченных зданий – здание крепостного театра, банный домик необычный по своей архитектуре, оранжерее. До нашего времени дошел лишь готический павильон у реки. Недалеко расположены руины каменной ограды с полуразрушенной башней.

В 1918 году  усадьба была зарегистрирована и взята на учет как архитектурно-исторический памятник, а в 1928 году в главном здании усадьбы была реставрирована Пушкинская комната.

Одно время после революции здесь существовал художественно-бытовой музей, затем школа, дом отдыха. 

Усадьба была включена в сеть музейных учреждений. В зданиях, расположенных на территории усадьбы с 1920 года располагалась Ярополецкая средняя школа.

Фашистская оккупация 1941 года нанесла огромный ущерб усадьбе. В пожаре была уничтожена Пушкинская комната и внутреннее убранство дома, были практически уничтожены парки усадьбы и хозяйственные постройки. Главное усадебное здание было приспособлено оккупантами под конюшню. Среди местного населения война породила легенду о том, что под усадьбой Гончаровых находится подземный ход, который ведет к ценностям, оставленными немцами во время войны.

Первые реставрационные работы проводились в усадьбе в 60-х годах двадцатого века. После проведенных работ усадьба приобрела вид максимально приближенный к первоначальному, тому какой ее видел А.С. Пушкин.

Загадочная церковь

Самым загадочным сооружением усадьбы считается церковь иконы Казанской Божией Матери. Уникальное сооружение, объединившее в себе храм и фамильную усыпальницу. По одной из версий, автором проекта является зодчий-масон Василий Баженов, любитель таинственного, причудливого и странного.

Другие источники приписывают авторство известнейшему русскому архитектору Матвею Казакову, построившему Дворянское собрание (известное нам как Колонный зал Дома Союзов) и здание Московского университета на Моховой. Доподлинно известно только то, что идея уникального храма принадлежит самому З.Г. Чернышеву.

Церковь Казанской Божией Матери обладает редкой, оригинальной архитектурой. Хотя церковью в привычном понимании православного культового сооружения это здание назвать трудно.

Церковь Казанской Божией Матери имеет своеобразную  редкую объемную композицию из двух симметричных частей, соединенных сквозным поперечным проходом (притвором), служащим одновременно вестибюлем для каждой из частей. К торцам прямоугольного в плане здания пристроены две одинаковые по форме апсиды, но только северо-восточная из них является церковным алтарем, а юго-западная служит усыпальницей,  склеп которой был впоследствии перенесен прах  фельдмаршала З.Г. Чернышева, умершего в 1784 году и похороненного ранее в другом месте.

В 1784 году строительство храма было прервано, в связи со смертью генерал-фельдмаршала Чернышева. Теперь заботы по достройке храма легли на плечи Анны Родионовны — его вдовы. При содействии друга семьи Чернышёвых, князя А.М. Голицына к строительству был привлечён знаменитый архитектор К.И. Бланк. Под его руководством были закончены стены и своды храма и начата его внутренняя отделка. Отделка так и не была завершена полностью, а сам храм был освящён только в 1798 году.

Причиной такого длительного срока строительства храма послужил тот факт, что руководить всеми работами князю Голицыну приходилось из Москвы. Он должен был вести консультации с ведущими стройку мастерами, приглашать нужных специалистов, заключать с ними договора, а также решать все возникающие проблемы. Одновременно он старался все новые инициативы письменно обсуждать с графиней Чернышевой. Это очень сильно затягивало принятие всех решений, так как хозяйка  Яропольца в усадьбе присутствовала редко. В тот период она больше жила в белорусском Чечерске, либо подолгу находилась в разъездах и целыми месяцами была недоступна для решения неотложных вопросов.

Казанский храм построен в стиле классицизма, а если быть более точным, то такой стиль оформления фасадов называется ионическим. В облике храма много необычного — в первую очередь это связано с тем, что здесь господствует не вертикальный, а горизонтальный объём, что является следствием особенностей её конструкции, как церкви и усыпальницы одновременно. Также непривычно смотрятся расположенные по вертикали окна разных конфигураций — круглые, овальные и арочные. Вход в храм украшает замечательный четырёхколонный портик, на фронтоне которого изображён открытый глаз внутри треугольника — Всевидящее Око, общепринятый символ масонства.

Необычный внешний вид церкви, а также изображение Всевидящего Ока создало вокруг неё образ «таинственного масонского храма». И это не случайно.

В 1740-х годах З.Г. Чернышев, тогда служивший переводчиком в российском посольстве в Вене, а позднее — главой Военной коллегии и московским генерал-губернатором, исполнял обязанности секретаря в ложе Трех пушек. После возвращения в Россию Чернышев остался масоном, а тридцать лет спустя вступил в петербургскую масонскую ложу Девяти муз.

Внутреннее убранство Казанского храма поражает воображение даже сейчас, несмотря на то, что находится в состоянии полнейшей разрухи.

Оно значительно богаче внешнего декора и выполнено на более высоком художественном уровне. В этом нет ничего удивительного, ведь внутри храм оформляли самые лучшие архитекторы и декораторы того времени.

Рисунки с набросками внутренней отделки и убранства храма были предоставлены В.И. Баженовым, также для оформления храма он рекомендовал художников и лепщиков из своей команды. Для семьи Чернышёвых Баженов не был посторонним человеком. С Чернышёвыми он был связан с 1770-х годов. В 1782 — 1784 годах, когда З. Г. Чернышёв был главнокомандующим Москвы, он открыто оказывал Баженову поддержку. Баженов также был членом московского масонского общества, а орденским наставником архитектора был С.И. Гамалея, долгое время служивший правителем канцелярии З. Г. Чернышёва.

Пространство храма решено в виде просторного прямоугольного зала, который обступают полуколонны, поддерживающие развитый антаблемент, отделанный безупречной лепниной.

Здесь применён коринфский ордер, максимально насыщенный декором, и позволяющий лепщикам-декораторам продемонстрировать всё своё мастерство. На сохранившихся фотографиях интерьера храма начала XX века в первую очередь обращает на себя внимание необычный иконостас. Он полукругом охватывает алтарь и украшен многочисленными лепными деталями и позолоченными колоннами на темно-синем фоне стен.

Пространство усыпальницы было решено совершенно иначе, так как это помещение должно было служить одновременно и тёплой церковью. Двенадцать колонн делили его на несколько самостоятельных ячеек, в двух из них были расположены приделы тезоиенитых заказчикам святых — пророка Захарии и праведной Анны. В алтаре Казанской церкви до 1941 года хранился символический ключ от Берлина, привезённый в Ярополец Чернышёвым.

Усыпальница масона

В начале XX века в усыпальницу Казанского храма, были перенесены останки графа Чернышева. До этого момента они находились в Ильинской церкви села Ильинское — ещё одном  владении Чернышовых.

Усыпальница была расположена в самой западной части храма. Здесь, в помещении апсиды, начинался спуск в склеп, который закрывался большой съёмной плитой. Над местом погребения было установлено монументальное каменное надгробие, остатки которого сохранились до настоящего времени.

С этим надгробием произошла странная история, объяснить которую исследователи пока не могут. Оно было изготовлено известным швейцарским скульптором Александром Триппелем в его римской мастерской в 1786-1789 годах. Основу надгробия составляла большая пирамида в тёмной мраморной облицовке. У основания пирамиды находился постамент белого мрамора с тремя рельефными изображениями. Чуть выше был расположен мраморный блок полукруглой формы с фризовой аллегорической композицией в «античном стиле». На мраморном блоке был установлен саркофаг цветного мрамора, по обеим сторонам которого располагались две аллегорические фигуры, символизирующие Печаль и Славу. И, наконец, венчало композицию замечательное портретное профильное изображение Чернышёва белого мрамора, расположенное в медальоне чёрного мрамора.

Интересным фактом является то, что практически ни одна из перечисленных выше частей композиции в усыпальнице установлена не была. В неё поместили только большую пристенную пирамиду и два овальных рельефных изображения у её основания.

Рельеф в «античном стиле» был заменён на простую мемориальную плиту, а портретное профильное изображение Чернышёва заменили на другое, работы Ф.И. Шубина.

Возможной причиной данного факта мог являться протест духовенства против постановки в церкви барельефа с изображением двух женских фигур с «нагими телами», а возможно, что заказчикам так понравились работы Триппеля, что они решили украсить ими парадные апартаменты дворца. Так, например, скульптуры Славы и Печали, были установлены в парковом вестибюле усадебного дома, а другие части его композиции использовались для украшения различных апартаментов дворцового комплекса. О высокой художественной ценности этих произведений лучше всего говорит тот факт, что в настоящее время все они находятся в музее Щусева в Москве.

Сегодня в усыпальнице возле установленной пирамиды в полу церкви проделана дыра, если заглянуть в неё — можно увидеть аккуратно под уклоном уходящий вниз слой земли и известняка.

В церковном подземелье стоит непроглядный мрак. После непродолжительного спуска, лаз переходит в достаточно просторную комнату с каменными стенами и тремя арками. Возможно, это и есть склеп графа Чернышева, варварски разорённый.

Если учесть, что масонство в России было «не совсем законно», то можно предположить, что это могло быть просто подземелье для тайных встреч масонов. Здесь возникает ощущение, что кладка в стенах относительно новая, и за ней могут срываться ходы, ведущие куда-либо ещё. Но это на данный момент так и остаётся загадкой, потому что разбирать кладку никто, естественно, не стал бы.

Усадьбе Чернышёвых не повезло, здесь не был организован музей. Очевидно, по этой причине она разграблялась и разрушалась, постепенно приходя в полнейшее запустение, которое довершила война. Казанской церкви повезло несколько больше, хотя от разграбления не спаслась и она. Во время войны в западную часть храма попал снаряд, но здание устояло. После войны храм снова передали приходу и он оставался действующим до 1966 года, когда умер его последний настоятель. В начале 1970-х годов была предпринята попытка реставрации, главным итогом которой была починка крыши и замена нескольких несущих колонн.

В настоящее время храм закрыт и продолжает постепенно разрушаться, а все желающие могут в него попасть через разломанные решетки окон.

Мавзолей Петра Дорофеевича Дорошенко

Мавзолей Петра Дорофеевича Дорошенко был возведен в 1838 г. Иваном Николаевичем Гончаровым по совету А.С. Пушкина.

Впоследствии он был утрачен и возведен вновь на прежнем месте в 1999 году на средства Министерства Культуры Российской Федерации. Характерные для архитектуры середины XIX века ажурные металлические двери с веерообразным заполнением арки были восстановлены. Само белокаменное надгробие сохранилось в первоначальном виде и долгое время было обнесено невысокой оградой.

Первая электростанция

Есть еще одна достопримечательность, казалось бы, совсем небольшего села Яроплец — Ярополецкая ГЭС — одна из первых электростанций, построенных в России. По легенде, идея постройки гидроэлектростанции была инициирована местными крестьянами, которые подготовили театральную постановку на пьесу Островского «Лес», и, собравшись показывать само представление, поняли, что без полноценного освещения показать пьесу в вечернее время — весьма проблематичная задача. В итоге, агроном В. М. Андреев, зашедший как-то раз на репетицию, предложил обеспечить крестьян электричеством с помощью движка с льнообрабатывающего пункта. В итоге, крестьяне загорелись идеей электрификации, и к 7 ноября 1919 года в Яропольце была построена полноценная гидроэлектростанция, причём одна из первых в стране.

Затем к кооперативу присоединились еще 14 деревень, и  в них зажглись «лампочки Ильича». В 1920г. Ярополец посетил Ленин, который одобрил местную инициативу и помог с оборудованием. Ярополецкая ГЭС получила имя В.И. Ленина.

Ярополецкая ГЭС имени В.И. Ленина успешно работала вплоть до начала Великой Отечественной Войны и была взорвана немцами во время фашисткой оккупации села 30 октября 1941 года.

Однако, силами местных жителей станцию удалось восстановить и в 1959 году она уже была подключена в общую электросеть.

На данный момент здания станции воссоздано в первоначальном облике, правда, она уже не работает — каналы заросли травой, задвижки заржавели, фонари вокруг разбиты. Плотина на реке Ламе сохранена — и, несмотря на её небольшую высоту (несколько метров), шум падающей воды можно услышать ещё издали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *